Гостеприимство.


В начале Второй мировой войны в ходу был термин «Странная война», когда Франция и Англия, формально открывшие боевые действия против Германии, на деле держали войска в окопах без всяких конкретных приказов.

Сегодня, наблюдая за тем, что происходит вокруг конфликта России и Украины, временами задумываешься над тем, что не ту войну назвали странной. Куда больше откровенно непонятных вещей происходит сейчас, чем в далекие сороковые годы.

Нет, с признанием ДНР и ЛНР я согласен и поддерживаю этот шаг с одной лишь оговоркой – поздно. Время, когда можно было помочь гражданам Донецка и Луганска и при этом получить массовую поддержку в народе и даже в перспективе изменить курс страны, упущено. Однако сам факт того, что республики Донбасса теперь, после признания их независимости Кремлем, возможно, вздохнут чуть свободнее, однозначно радует.

И все было бы совсем замечательно, если бы не целый ряд загадочных эпизодов, связанных с ситуацией на Донбассе и в России. Я имею в виду эвакуацию значительного числа жителей ДНР и ЛНР и режимы ЧС, введенные по этому поводу в целом ряде регионов РФ. «Целый ряд» - отнюдь не преувеличение: по сообщениям СМИ, режим чрезвычайной ситуации на сегодняшний день введен в Ростовской и Воронежской областях, в Курской области, Саратовской области, а также Волгоградской и Пензенской областях. Пишут, что в состоянии ЧС начала жить и Ульяновская область. Во всех случаях применение столь исключительной меры, как чрезвычайная ситуация, по официальной информации, связано с прибытием «беженцев» из Донецкой и Луганской народных республик.

Вот тут и начинаются странности.

Во-первых, как подметил Анатолий Несмиян, с каких пор люди, вроде бы временно эвакуированные из зоны предполагаемых боевых действий, вдруг стали беженцами? И это не простое жонглирование терминами: определение «эвакуированный» подразумевает, что человек вернется на прежнее место жительства, как только закончится кризис, вынудивший власти эвакуировать его в более безопасное место.  

«Беженец» - совсем не то же самое, это совершенно другой статус. Вполне вероятно, что беженец уже никогда не сможет вернуться к родному очагу – это раз. И второе – люди обычно становятся беженцами по собстенному решению, пусть и спровоцированному кризисом. У беженца есть субъектность, у эвакуированного – нет.

В ДНР и ЛНР произошла именно что эвакуация, когда людей буквально в приказном порядке собрали в автобусы и повезли в Россию. Сам процесс сопровождался странными обстоятельствами: вопреки шумихе в СМИ, никакого серьезного ухудшения обстановки на Донбассе в момент эвакуации не наблюдалось. Уточню: серьезного ухудшения в сравнении с тем, к чему многострадальный регион уже привык – фиксировались все те же одиночные обстрелы, но не более того. Если внимательно прочитать новостные материалы за те дни, когда было принято решение об эвакуации, можно увидеть, что так называемое «обострение» происходило в большей степени на различных информационных ресурсах, а не в реальности. Насколько сильной была необходимость в эвакуации многих тысяч жителей региона именно сейчас? И почему ничего подобного не предпринималось тогда, когда мирные жители подвергались реальной смертельной опасности в разгар военных действий в 2014 – 2015 годах и позже? Авральный порядок и практически принудительный характер эвакуации просто не может не вызывать вопросов у всех, кто хоть немного знаком с историей конфликта на Донбассе и кто внимательно следит за происходящим в России и мире.

Другой важный момент – это сомнительный характер обращения лидеров ДНР и ЛНР с призывом эвакуироваться: судя по некоторым данным, обращение было записано за два дня до фактического принятия решения. Получается, что перемещение больших масс людей готовили заранее, когда никакого реального обострения еще не было даже на горизонте?

В связи со всем перечисленным, многочисленные наблюдатели задались вопросом: а не связана ли эвакуация жителей ДНР и ЛНР с принятием закона об обязательной эвакуации из зоны предполагаемого ЧС, принятого совсем недавно в России? Вспомнили и о ГОСТе о массовых захоронениях, который начал действовать как раз в феврале 2022 года. Вполне логично блогеры и активисты предположили, что странная эвакуация из Донецка и Луганска может быть началом некой масштабной операции, истинная цель которой  - вовсе не решение украинского вопроса, а продолжение движения в векторе «новой нормальности».

Можно отмахнуться и назвать задающих вопросы сограждан конспирологами, как это и происходит последние два года. Однако когда наблюдается слишком много «совпадений» и «случайностей», может быть, это вовсе никакие не совпадения и не случайности, а этапы единого проекта?

Есть и еще аргументы в пользу того, что, помимо декларируемых открыто целей, возня вокруг Украины имеет под собой «второе дно»: давайте вспомним разговор Путина и Байдена в Женеве летом 2021 года, в ходе которого президенту РФ были даны полгода на выполнение некоего проекта. Как предполагают аналитики, речь тут может идти о достижении плановых показателей по «вакцинации» и цифровизации, которые российская власть, как известно, с треском провалила. Февраль 2022 – это как раз дэдлайн, срок, к которому Путин должен был предъявить цифры, свидетельствующие об его успехах в продвижении к «новой нормальности». Очевидно, не предъявил. Приходится теперь доказывать свою преданность новому «мировому порядку» иным образом.

Второе: Анна Попова, глава Роспотребнадзора, уже заявила, что во всех пунктах сосредоточения эвакуированных людей будет развернута программа по тестированию и вакцинации всех прибывших. Никто из Кремля ее не одернул, что свидетельствует об одном – власти не собираются сворачивать «ковидный» проект, а лишь откладывают его на потом.

Третье: взглянем на ситуацию в мире. Чрезвычайное положение объявили в Канаде с целью борьбы с дальнобойщиками и сочувствующими им гражданами, глобалисты, похоже, собираются перейти в контрнаступление, тем более, что по плану одного из проектировщиков сегодняшнего хаоса, Клауса Шваба, февраль 2022 года – это период введения чрезвычайных и военных положений по миру. С одной единственной целью – гнать человечество в цифровой концлагерь с удволенной силой. Конспирология конспирологией, но уж очень четко действия Путина по введению ЧС вписываются в планы глобалистов.

Мне могут возразить: режим ЧС введен всего в 6 регионах страны. Но, думаю, еще не вечер. Все больше регионов России выражают готовность принять беженцев (в их числе и мой Алтайский край), а. как показывает опыт последних дней, появление беженцев в том или ином субъекте РФ означает для него введение чрезвычайного положения. И это – главная странность во всем происходящем. В конце концов, что такое из ряда вон выходящее творится, что требуется вводить ни много ни мало, а чрезвычайное положение, которое, на минуту, не было введено даже во времена самого лютого «разгула ковида»? Почему никакого режима ЧС не вводили несколько лет назад, когда на Донбассе бушевала настоящая война и тысячи людей бежали в Россию?

По данным РБК, в РФ прибыло 60 тысяч жителей Донецка и Луганска, всего заявляется о готовности эвакуировать 700 тысяч человек. Последняя цифра представляется маловероятной, но допустим. Учтем при этом, что жители Юго-Востока Украины – это те же русские люди, близкие нам культурно и ментально, у которых не должно возникнуть никаких проблем с ассимиляцией, практически исключены конфликты на национальной почве.

Сравним: «Российская газета» пишет, что за 10 месяцев 2021 года в России встали на учет 10 616 980 мигрантов. Почти 11 миллионов человек, значительная часть из которых – это выходцы из Среднеазиатских республик бывшего СССР, из стран Кавказа, чьи ценности и обычаи зачастую крайне далеки от культуры и традиции местных жителей. Новостные ленты буквально пестрят ежедневными сообщениями о межнациональных конфликтах и напражяении между местными жителями и приезжими, целые районы мегаполисов и  города стали напоминать гетто, в которых практически не осталось русских. И как, хоть где-то введено чрезвычайное положение в связи с наплывом – реальным наплывом, - мигрантов? Почему же 60 тысяч русских Донбасса – это повод для ЧС, а миллионы людей иной веры и культуры, зачастую агрессивно настроенных к местным – нет?

Как быть с желанием Поповой и Гинцбурга переколоть все население (а то и не по одному разу) и назойливым проталкиванием тотального контроля и цифровизации посредством куар-кодов? Кто-то во властных кабинетах уже высказался о судебном преследовании всех бенефициаров этих мероприятий и об отмене их людоедских инициатив? Почему же мы позволяем власти так легко отвлекать себя и ведемся на ту информационную повестку, которую они нам навязывают? Не стоит ли как минимум насторожиться, учитывая подозрительную синхронность введения ЧС в разных регионах России и разных странах мира?

Удивительная и позиция некоторых патриотических аналитиков, вдруг разом бросившихся восхищаться речью Путина после заседания Совбеза. Буквально по щелчку пальцев они забыли, что еще вчера поражались и ужасались тупому рвению, с которым власть стремится загнать всех в ковидное гетто, и принялись превозносить лидера всего этого беспредела как отца нации и собирателя земель русских. И это в тот момент, когда одной рукой Путин подписывает приказ о признании независимости ДНР и ЛНР, а другой – вводит совершенно непонятное чрезвычайное положение по стране, позволяющее ему делать буквально все, что угодно, с населением, и ни единым словом не обмолвившись о наказании взбесившихся социопатов, навязывающих нам ковидный культ.

Почитатели Путина любят рассуждать о нем как о «чекисте», любящем «многоходовочки» и «операции прикрытия». Очень бы не хотелось оказаться правым, но боюсь, что вся заваруха с признанием ДНР и ЛНР – это очередное циничное использование Донбасса в своих интересах: на сей раз, в интересах договорняка с глобальной олигархией по поводу «новой нормальности». Путинское гостеприимство – оно такое, с ним легко угодить из огня да в полымя. ИСТОЧНИКhttps://stalingrad.tv/

Похожие записи

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.