Манифест свободного труда. Святослав Федоров.


Какая модель общества лучше

На протяжении XX века человечество испытало на себе различные модели (формы) общественного развития, но ни одна из них не была оптимальной. Так, неолиберальная модель общества, которая наиболее наглядно представлена в США, демонстрирует эффективность экономики и демократии, но плохо решает проблемы социальной справедливости. До сих пор не преодолено вековое отчуждение человека от результатов его труда и собственности. Аналогичное можно сказать и о социал-демократической модели общества, которая наиболее характерна для ряда стран Западной Европы. Она дает определенную социальную справедливость и демократию, но отстает в эффективности производства. Здесь также сохраняется отчуждение человека от труда и собственности. Мы хорошо знаем, что отчуждение человека сохраняется и в государственно-бюрократической модели “реального социализма”, которая на протяжении десятков лет господствовала в СССР и странах Восточной Европы. Она давала определенную социальную справедливость, но значительно отставала от развитых стран Запада по показателям эффективности экономики и реальной демократии.

Думается, что будущее принадлежит такой модели общественных отношений, которая органически соединяет в себе экономическую эффективность, социальную справедливость и широкую демократию. Именно такая конвергентная модель, о которой размышлял А.Сахаров и другие выдающиеся умы современности, может вывести Россию из того глубокого кризиса, в котором она оказалась на исходе XX столетия.

Рождение такой модели не есть плод пустой фантазии или новой утопии. Она есть закономерное следствие наиболее прогрессивной организации общественного труда, которую можно наблюдать уже сегодня в коллективных предприятиях США (Программа ЭСОП), в деятельности испанских кооперативов Мандрагон, в некоторых новейших предприятиях Японии и Китая, использующих коллективно-частную или коллективно-долевую форму собственности. Не редкость они и в России. Это, прежде всего, относится к известному во всем мире Межотраслевому научно-техническому комплексу “Микрохирургия глаза”, имеющему свои филиалы в 12 крупных городах страны. Эти образцы наиболее оптимальной модели экономического развития показывают не только высокую эффективность производства, но, что особенно важно, резко повышают заинтересованность каждого члена коллектива как в результатах собственного труда, так и всего предприятия в целом. Здесь преодолевается отчуждение работника от средств производства и управления, ибо он выступает их сохозяином, сособственником, имеющим полное право на соответствующую долю общего дохода предприятия. А главное, что чувство собственника доли своего труда в конечном продукте производитель получит за счет замены месячной заработной платы процентом от реализованного продукта, созданного всем коллективом. Практически ежедневно каждый член коллектива знает, сколько он заработал вчера. Величина заработка зависит от работы всех, от уровня организации трудового процесса, от применяемой технологии, от рынка. По сути дела, здесь ликвидируется наемничество, о чем мечтали многие поколения социалистов, говорившие о необходимости осуществления на практике идеалов свободного труда и самоуправления.

В этой связи удивляет во всех рассуждениях о методах восстановления экономики России одна особенность: отсутствие роли человека в этой самой экономике. Притягиваются “за волосы” и монетарные системы, и изменение структуры производства, и роль государства в регулировании экономики, и сотни других факторов. За исключением одного единственного и главного – желания и умения человека производить товары и услуги. Именно этот главный стержень экономики всячески замалчивается и игнорируется не только дипломированными экономистами, но и всеми политиками многочисленных партий и движений. Складывается впечатление, что всем хочется верить в сказку о голом короле, которому мошенники якобы ткут роскошные ткани и из них шьют роскошные одежды. Все делают вид, что видят эти роскошные одежды, хотя король на самом деле голый. Но ни у кого не хватает мужества сказать народу правду, что он голый, как и доверчивый король из сказки Андерсена.

Как сделать наемника хозяином

В чем же дело? Неужели никому не ясно, что только интенсивный труд миллионов может сделать общество богатым и свободным. Почему не создаются отношения между людьми в процессе труда, когда интенсификация и более высокое качество труда немедленно будут улучшать качество жизни работающих. По-видимому, кому-то это не выгодно. Это действительно не выгодно владельцам средств производства, так как грозит им потерей владеть результатами труда миллионов трудящихся, которые работают, создают товары, но не владеют ими. По сути, эти работающие – экономические рабы или более мягко, экономические крепостные. Их труд оценивается не количеством товаров, которые они произвели, а временем, которое они провели на своем рабочем месте. Интенсификация работы им не выгодна, так как приводит к усталости, а не к повышению жизненного уровня. Ведь между оплатой труда и его качеством в обществе “управляющий – наемник” практически не существует связи.

Советский “социализм” с конца 20-х годов заменил частного собственника на управляющего госсобственностью. Экономическим крепостным эта смена собственников ничего не дала. Новой, более эффективной связи между трудом и его оплатой не возникло. Мало того, исчезла необходимая связь между планом и рынком, товарно-денежные отношения были свергнуты, конкуренция производителей ради потребителя исчезла. Рынок и спрос не играли никакой роли в улучшении качества продукции. Система фактически функционировала без обратной связи. Наемник не был заинтересован в росте производительности своего труда. Необходимо было все время увеличивать механизм принуждения, контроля, идеологического оболванивания по отношению к экономическим крепостным. Ослабление централизованного принуждения и контроля в брежневскую эпоху дополнительно резко снизило производительность труда и его качество и поставило перед “системой” альтернативу: увеличить принуждение или перейти на рыночную систему экономики, где обратная связь между результатами труда и жизненным уровнем организатора производства и хозяина орудий производства имеется прямая. Сегодня такая система создана. Однако и в этой системе отсутствует обратная связь между трудом и его оплатой у миллионов наемников. Достигнуть результата для экономики в целом можно лишь в том случае, если наемников будет минимальное количество, а организаторов производства (менеджеров) и хозяев средств производства – максимальное количество.

Решить эту задачу можно двумя путями: постепенным созданием малого и среднего бизнеса, на что требуются многие десятилетия, или приобщением к результатам труда, доходу и прибыли миллионов производителей. Для этого каждое рабочее место практически должно стать малым предприятием, а сумма таких предприятий – закрытым акционерным обществом производителей. Такой способ приватизации является народным, так как соединит население страны с орудиями производства (а значит, и с доходом и прибылью) и сделает наемников хозяевами результатов своего труда.

Готовы ли все трудовые коллективы к переходу на принципы свободного труда, а значит, и коллективному демократическому управлению предприятиями? Конечно, нет. Многовековая привычка к труду наемника, получающего оплату за тупое выполнение своей функции, устраивает многих. Но не всех. Активная часть народа мечтает освободиться от наемного труда, мечтает об экономической свободе. Эта часть активных граждан и должна получить возможность за счет интенсивного труда, высокого качества этого труда резко улучшить свое положение в обществе. Коллективно-частная собственность в ряде технологий (приборостроение, станкостроение, электроника и пр.) может значительно увеличивать производительность труда и его качество, так как практически ежедневно люди могут видеть результат своего труда, который гласно на большом табло информирует всех о вчерашнем результате их труда и соответственно о заработке каждого. Ведь каждый знает свой процент от общего результата. В этой экономической системе у подавляющего количества производителей возникает мотивация к труду, принуждение становится не нужным, исчезает противостояние между организаторами производства и исполнителями тех или иных функций. Казалось бы, все так хорошо. За счет роста производительности труда растет благосостояние населения, люди начинают проявлять инициативу и совершенствовать технологию производства, на предприятиях между людьми возникают партнерские доброжелательные отношения, развитие производства и распределение прибыли решается совместно и демократическим путем.

Почему же, спрашивается, широко не используется коллективно-частная собственность? Чем объяснить, что в нашей стране при переводе госсобственности в другие виды собственности все сделано для того, чтобы наиболее рентабельный и справедливый вид собственности не появился вовсе? Объяснить это можно лишь одним. Коллективно-частная собственность не может служить инструментом эксплуатации работающих на ней людей. Они все сохозяева, и на их труде разбогатеть никто не может. Ни государственная система, ни управитель, нанятый государством или владельцем средств производства, ни группа акционеров. Эксплуатация людей в системе коллективно- частной собственности невозможна. А сегодня все материальное расслоение общества основано на возможности эксплуатации человека человеком. Материальной основой эксплуатации является владение небольшим кругом лиц средствами производства. А миллионы наемников, работающих на не принадлежащих им орудиях производства и получающих своеобразную “пайку”, почему-то называют ее заработной платой.

Машинная технология производства уничтожила свободного производителя – кустаря и создала своеобразный строй экономического рабовладения, в котором владелец средств производства через экономическое принуждение людей добился тех же целей, которые получал рабовладелец, используя административное насилие и принуждение. Эта система сегодня также порождает огромное количество противоречий, главные из которых – отсутствие мотивации к качественному труду у экономических наемников и нежелание наемников творчески подходить к технологии производства. Практически омертвляется творческий потенциал нации, а в конкурентной рыночной экономике это заканчивается поражением. Но главным вопросом жизни любого общества является уровень нравственности и морали ее членов. Процесс эксплуатации разрушает нормы морали, приводит к резкому подъему преступности, уничтожению интеллектуальной собственности нации, падению уровня технологии  и  в конце концов распаду государства или его колонизации.

Проведенная в нашей стране приватизация сделала хозяевами прибыли очень ограниченный круг людей. Их количество не превышает 1,5-2%. Фактически вместо государственной монополии возникла монополия узкой группы частных собственников. Рынок так и не стал конкурентной средой для миллионов производителей. Цены по-прежнему сохраняют свой монопольно высокий характер. В США средствами производства, а значит, и прибыли, владеют 27% населения. Отсюда и такая разница в валовом национальном продукте: 6,5 триллионов долларов в США и 400 миллиардов долларов в нашей стране. Могут ли победить 1,5 миллиона хозяев России 80 миллионов хозяев США? Однозначно, нет. Но если новое правительство России повернет реформы в сторону наделения каждого россиянина возможностью создать прибыль и ею распоряжаться, то это может привести к резкому подъему деловой активности миллионов бывших экономических крепостных и соответственно к резкому подъему экономики. Концентрация средств производства в руках экономической и политической элиты никогда не сможет вывести нашу страну из кризиса. Это аналогично тому, как не могут победить в войне одни генералы и полковники, если их солдаты не заинтересованы в победе. Сегодня у нас именно такая ситуация.

Коллективно-частная собственность является наиболее рентабельной в эпоху высоких технологий и резкого увеличения конкуренции в сфере производства товаров. Кроме этого, данный вид собственности создает более совершенные и гуманные производственные отношения между людьми в процессе труда, а следовательно, меняет и политическую структуру государства, приближая впасть к непосредственным производителям.

От элитократии – к демократии

Разговоры многочисленных политиков о демократии, которая базируется лишь на свободных выборах, ни в коей мере не соответствуют действительности. Народ получит власть лишь тогда, когда его большинство будет владеть результатами своего труда, орудиями производства, землей и подземными ресурсами. Лишь тогда можно будет сказать, что “демос” (народ) получил “кратию” (власть). Ни в одной стране мира до настоящего времени нет демократии, есть элитократия. Элитократия может выступать в различных политических формах. Это и парламентские республики, и президентские, и тоталитарные системы, которые для обмана народа исповедуют социальные или националистические идеи. Любое элитократическое общество состоит из эксплуатирующего меньшинства и эксплуатируемого большинства. Механизмом, позволяющим эксплуатировать наемников, служит зарплата, которая не отражает истинную долю труда человека и владение элитой средствами производства. Ради своих интересов национальные элиты устраивают войны, в которых гибнут миллионы ни в чем не повинных людей. Обладая политической и экономической властью, национальные элиты покупают средства массовой информации, работников искусства, систему образования, что приводит к оболваниванию своих настоящих и будущих наемников. Вырваться из паутины элитарной системы трудно.

Она сегодня всемирна. Более хитрые, жестокие, коварные и организованные люди управляют и грабят менее хитрых, жестоких и организованных. Это большинство в узком кругу элиты называют быдлом, алкоголиками, массами, глупцами. И, по-видимому, с последним определением можно согласиться. Производя все, обладая профессиональными навыками, создавая новые технологии и товары, обустраивая страну, наемники, а вернее, экономические рабы, изредка объявляют голодовку, когда хозяева собственности им не платят за уже выполненную работу. Все законы в элитарных государствах служат одной цели: заставить за минимальную плату максимально качественно и интенсивно работать. Попытка вырваться из этой системы, перестать подчиняться ее законам приводит к созданию криминальных структур и теневой экономики. Теневые боссы создают параллельное элитарное общество, в котором уровень эксплуатации не менее жесток, чем в официальной системе. Создается ситуация аналогичная той, которая наблюдается в тюрьме. Имеется власть охранников и параллельно ей существует власть “паханов”. Между этими двумя элитами идет борьба за обладание душами и телами экономических рабов. Они должны кормить эти две элиты и создавать им даже в тюрьме комфортную жизнь.

А может быть так и предписано биологическими законами, что стая подчиняется более сильному, агрессивному и эгоистичному животному (вожаку), а вся цивилизация лишь служит ширмой для реализации этого основного закона. Изобретено несколько видов демократий в форме разных политико-экономических систем, однако в основе каждой из этих систем торчит “волчья морда” эгоизма властных структур. Вся разница в этих системах лишь заключается в способах попадания человека из “стада” в “элиту”. В одних системах это вера в идеологию элиты, в других – грабеж наемников и попадание в промышленно-финансовую олигархию, в третьих – умение приспосабливаться к власть имущим. Все эти механизмы, существующие для того, чтобы избежать эксплуатации и самому стать эксплуататором чужого труда, мы видим в жизни с повторяющимся однообразием. Можно было бы поставить на этом точку и сказать о том, что так устроен мир, так устроен человек, и потому более сильный должен доминировать над более слабым, менее агрессивным, более добрым. И попытка изменить положение приведет лишь к еще новой системе более изощренного грабежа элитой своего стада. Вспомним Октябрьскую революцию. Она обещала отдать власть трудящимся, фабрики – рабочим, землю – крестьянам. Но в итоге, особенно после сталинской “революции сверху”, мы получили еще более жесткую эксплуатацию, подавление инакомыслия, борьбу за “пайку”.

Что принесли большинству населения так называемые “перестройка” и “радикальные реформы”? Передел собственности в пользу старой и новой элиты, более высокий уровень эксплуатации, распад государства на национальные элитные республики, потерю человеческих и родственных связей в связи с возникшими границами, снижение жизненного уровня подавляющего большинства и резкий рост благосостояния у административной и экономической верхушки. Старую элиту в эпоху “казарменного социализма” не устраивал их низкий уровень жизни по сравнению с уровнем жизни “западной элиты”. Поэтому так легко удалось осуществить переход к тому дикому капитализму, который мы сегодня имеем.

Пути к свободе

Есть ли выход из этого тупика? Выход лишь один! Народ должен перестать быть стадом. Сегодняшний наемник должен добиться права владеть результатами своего труда независимо от того, на чьих орудиях производства, в каких цехах, в каких зданиях он производит товары или услуги. Человеком, в полном смысле этого слова, его может сделать лишь экономическая независимость от власти. Существует ли метод мирного перехода наемников в хозяев результата своего труда? Неважно, будут ли они работать на своих индивидуальных орудиях производства или на коллективно-частных средствах производства. Есть два пути: выбор в органы представительной и исполнительной власти сторонников наделения производителей собственности на средства производства или мощное забастовочное движение с требованием передачи собственности на рабочие места трудовым коллективам. Первый путь предпочтительней, но требует мощной разъяснительной работы, понимания большинством наемников, что их экономическая свобода – единственный способ получить достойную, обеспеченную и гарантированную от преступности жизнь.

Думаю, что можно было бы всем живущим в нашей стране ответить на вопрос: почему мы так плохо живем? Потому, что плохо работаем.

А почему мы плохо работаем! Потому что хорошо работать не выгодно! А почему работать хорошо не выгодно? Потому что это не увеличивает зарплату работающего. А почему хороший труд не увеличивает зарплату! Потому что результаты хорошего труда также присваиваются хозяевами средств производства.

А почему результаты труда присваиваются кем-то? А потому что наемники не являются собственниками результатов своего труда! А почему наемники не являются собственниками своего труда? А потому что их за многие столетия оболванили и внушили им мысль, что они могут владеть лишь “пайкой”, которую им дают те, кто отобрал у них собственность на средства производства.

И мы пришли к тому, с чего начали этот разговор. Сознание человека, его индивидуальность, чувство достоинства, логика мышления являются важнейшими условиями при построении эффективной экономики, справедливой и гуманной политики, мира на земле.

Вы скажете: да, все это хорошо. Мы все поняли, но как добиться экономической свободы, если все средства производства или приватизированы, или находятся во владении государства и его чиновников. Как стать владельцами или собственниками своего коллективного труда?

Для этого нужно принять один простой закон, который отделил бы собственность на орудия производства от результатов труда на этих орудиях производства. Ведь приобретая завод или фабрику, человек покупает недвижимую собственность, состоящую из земли, зданий, станков, но не людей, которые будут работать на этих станках. Поэтому любой коллектив профессионалов вправе организовать закрытое акционерное общество и предложить владельцу или владельцам собственности взять их помещения, станки в аренду. Плата за аренду и явится источником дохода владельца собственности. Он не потеряет возможности получить прибыль на вложенный капитал в орудия производства. Но он потеряет возможность через орудия производства эксплуатировать людей и забирать прибавочную стоимость в свой карман. Отделив собственность на орудия производства от труда людей, мы произведем операцию по отделению “мух от котлет”: собственник получает арендную плату, труженик – свою долю общего дохода.

Собственность и труд – это на практике совершенно различные вещи. Возможно собственнику нанять наемников и владеть конечным продуктом, но должна быть возможность у наемников организовать закрытое акционерное общество производителей и предложить хозяину средств производства довольствоваться арендной платой за его собственность. При этом у хозяина средств производства перестает болеть голова по поводу технологического процесса, реализации продукции и ее качества: все это осуществляет сам коллектив и его менеджеры, а он, если захочет, может свободно поехать в Ниццу и там наслаждаться средиземноморским климатом.

Бывшие наемники за счет мотивации и личного интереса увеличивают производительность труда и рентабельность производства. В итоге они богатеют и могут платить необходимые налоги государству.


Государство богатеет параллельно с людьми, а это залог того, что оно будет заботиться о безопасности и здоровье своих граждан, стимулировать развитие науки, образования и культуры. Нельзя забывать, что конечная цель экономики – сделать жизнь человека достойной, зажиточной, а большинство людей счастливыми и верящими в свое будущее.

http://vitanar.narod.ru/autors/svfedorov.htm 

Похожие записи

Оставить комментарий

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.